-->
 
ЋЎг祭ЁҐ Ё ®Ўа §®ў ­ЁҐ ў €бЇ ­ЁЁ - ‚лб襥 ®Ўа §®ў ­ЁҐ Ё ЁбЇ ­бЄЁ© п§лЄ
 Навигация»
Справка
Погода в мире
(а-б)
Погода в мире
(з-к)
Погода в мире
(л-т)
Погода в мире
(у-я)
Курсы валют
Авиакомпании
Каталог турфирм
Каталог отелей
Каталог турсайтов
Информация
Архив статей
Фотогалерея
Видеоролики
Анекдоты
Истории
Страны
Турбизнес
Регистрация
Панель управления
Технологии
Законодательство
Компании
Страхование
Гостиницы
События
Транспорт
Рынки
Тенденции
Рекламные туры
О проекте
Партнеры
Друзья
Контакты


 NetTour.ru » Литва » Статьи » Клайпеда – вход в Атлантику

Клайпеда – вход в Атлантику


Если вы на машине, вы доедете быстрее меня, потому что я поеду по старому шоссе, вдоль Немана, по границе с Калининградской областью, может, заеду туда заправиться (там бензин дешевле), проеду Юрбаркас, Неман и Советск. Спешить мне некуда, а эту дорогу я люблю с детства, когда мы всей семьей возвращались с Неринги в Вильнюс, иногда даже на такси – как сейчас помню: это стоило 32 рубля. Когда чувствуешь рядом реку, ехать веселей, воображаешь себя плывущим на плоту по течению – и Энштейн показывает тебе язык с того берега.

История Клайпеды, которой в этом году исполняется 750 лет, пожалуй, самая живописная из всех историй литовских городов. Клайпедой этот единственный в Литве морской порт зовется только с 1923 года. А до того семь веков назывался Мемель – так немцы, как я только недавно узнал, называют «великую литовскую» реку Nemunas (Неман), хотя город и не на ней стоит. В 1252 году вице-магистр Ливонского ордена Эберхардт фон Зайн построил здесь крепость, приняв по ошибке Куршский залив за устье этой реки, и потому назвал Мемельбургом. (А чем не устье? Только очень большое. А Куршская коса – просто другой берег. Вот вам новое географическое открытие). Через два года крепость получила статус города. Это возмутило литовские и жмудские племена, а пруссы устроили великое восстание под предводительством Геркуса Мантаса. Есть много книг, живописный фильм на эту тему. В романе Р. Гранаускаса, например, убедительно воссоздается мироощущение прусса, скорей, даже лесо- и море-ощущение. Он там слышит и понимает хруст всякой веточки, шум всякой волны, вроде индейца. А тут, видите ли, рыцари всякие в латах, на этот раз уже тевтонские, вламываются, куда там Колумбу с Кортесом, и плыть никуда не надо.

Я чувствовал в детстве приблизительно то же, что прусс, когда надо было обогнуть лесом заставу на въезде в Нерингу, а на вышке сидел все тот же – тра—ля—ля – шестиглазый пограничник. Да, так под тевтонами город был еще два века, в 1540 сгорел дотла, в 1620 его взяли шведы и разрушили. В 1709 его опустошила чума, а в 1757-1762 – русская армия. И, наконец, он становится форпостом Пруссии на границе с Государством Российским.

Что самое удивительное, Мемель был даже столицей, но не Литвы, а Пруссии: в 1807 году король Фридрих Вильгельм потеснился туда от наступавшего Бонапарта. В середине века – опять пожар, а по версальскому договору Мемель вообще достался французам. И только в 1923 литовцы выгоняют французов, и Мемель становится Клайпедой, но ненадолго: в 1939 году Гитлер снова отбирает ее, потом она становится советской. И вот 20 октября 1988 национальный триколор вновь взмывает над Клайпедским музыкальным театром.

Малая Литва (так называют эту область плюс значительную часть Калининградской области) действительно отличается от остальной Литвы. Лучше всего это видно по Шилуте (немцкому Шилау), который на этот раз уже действительно в устье Нямунаса, – красивейшему опрятнейшему «немецкому» городку, где надо посетить музей, в котором про все это рассказывается, а потом съездить на Вянтес рагас, на орнитологическую станцию, над которой весной мигрируют миллионы птиц.

Сонные рыбацкие деревни на берегу залива, маяк, а можно переплыть на Куршскую косу (там то же плюс дюны). Много домов отдыха. Вообще же вокруг Клайпеды лучше снимать жилье у частников или в деревеньках Гируляй, Мялнраге, Кунигишкес, Ужканаве. Образно можно представить, что Клайпеда хороша, потому что у нее такие подружки или дочки – Смильтине, Паланга, дальше к Латвии – Швянтойи, немного вглубь страны – Кретинга с францисканским монастырем и знаменитыми фестивалями классической музыки, маленькие уютные кафе, моряки, морды которых просят кирпича, но на поверку – милейшие люди. Новая архитектура тут тоже с черепичными крышами, прелестный почтамт, рядом корильон с 48 колоколами, Музей часов и кузнечного дела.

Сейчас в Клайпеде 63 процента литовцев, 29 – русских, 4 – почему-то украинцев, 3 – белорусов. Последние больше смахивают на потомков немцев и латышей: белобрысые такие. Немцы и французы приезжают на землю предков, есть даже такой финт – сходить в здешний санаторий посмотреть, как отдыхает пожилой респектабельный немец. Он обычно заказывает себе абсолютно все связанные со здоровьем услуги: от бани до психоанализа. Вам того же не желаю. Лучше выберите что-нибудь одно. Например, скушайте копченого угря (при одном упоминании текут слюнки) или уху из него же, или угря маринованного, или, что гораздо дешевле, маринованную селедку – с грибами, сливами, морковкой, авокадо. А шальтибаршчяй вы пробовали? Такой холодный свекольник из кефира с зеленью и яйцом, к нему подается вареная картошка. Летом нет ничего лучше. Я, если нет моего рыжего «Пежо», люблю въезжать в Клайпеду на попутке. Или даже прошу «выкинуть» меня у кольца-развилки каунасской автострады и вхожу в город пешком. У Клайпеды с этой стороны очень уютный въезд, маленькие немецкие домики начала века, большие дубы, люди какие-то не по-континентальному приветливые, издалека чувствуется присутствие моря. А, может, веселей идти, потому что есть ясная цель – увидеть Балтику. Ведь это детское впечатление, когда море открывается вдруг из—за дюн во всем своем величии, с годами не блекнет. Море по-литовски jura. Произносится так же, как уменьшительное от Юрий. И путеводитель советует на английском: «Take the plunge!» – «Нырни или быстро решись на что—то». На фото знак: машина ухает в море.

И точно: Клайпеда – тот самый город, где можно «ухнуть». Я это чувство знаю по Нью-Йорку: если примешь его правила, окунешься и тебя понесет по течению, не пожалеешь и все твои желания сбудутся. Ну, а в Клайпеде хотя бы хорошо проведешь время, изящно «оттопыришься». Жаль, немного таких городов на свете. В них нету сопротивления. Или просто поток так силен, что проносит над всеми подводными камнями. Хорошие токи.

Клайпеда за годы независимости изменилась больше всех литовских городов и, надо сказать, заметно похорошела. Тут и темп жизни гораздо быстрее, что выражается в названии газеты «Западный экспресс» и походке местных жителей, и воздух свежее, и люди как—то бывалые – даром, что не «сухопутные крысы». Порт все-таки. По аналогии с Одессой Клайпеду можно назвать «янтариной у моря». Не знаю, как сейчас, а раньше любители собирали на берегу Балтики кучу янтаря, похожего на застывший липовый мед (его надо было попробовать на зубок – не фальшивый ли), иностранных бутылок с запахом виски, джина и бог знает чего еще, и желтых таких поплавков – у меня их была полная комната.

В выходные или просто после работы можно сесть на паром (ходит каждые пол-часа, 5 литов) и под пронзительные крики чаек смотаться искупаться на ближний край Куршской косы, на пляжи Смильтине, провести пол—дня в Морском музее, где против всех правил у дельфинихи Габи родилась дочка Глория, порадоваться морским львам, тюленям, пингвинам, посмотреть разнообразнейших рыбок. Так хорошо знать, что они есть на свете. И на своих собратьев по разуму или, скорее, отсутствию оного смотреть после этого приятнее. Музей открыт с 10.30 до 16.30, летом до 18.30. Экскурсия на русском – 40 литов. Вам повезло, если у вас есть друзья в яхт-клубе. А если нет, можно как-нибудь договориться, особенно если вы «русский девушка», походить на яхте по заливу. Очень романтично. Существует миф, что литовцы боятся моря, и верно – небо им ближе, но штук восемь моих старых приятелей уже переплыли Атлантику на разных яхтах – и все стартовали здесь.

Фома Грек
№ 17 21.05.2002 "Иностранец"

 Реклама>
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© 2002-2003 Компания aline.ru.
Все права защищены.
Веб-дизайн и продвижение сайта - aline.ru